Рун Вульфссон (rhunwolf) wrote in nastolki,
Рун Вульфссон
rhunwolf
nastolki

Categories:

Стихи по вселенной ККИ "Берсерк"

Автор: ella_norsh

Рэккен и Ундина


В бешеной топи, где дышит лишь смрад.
Живёт мохнатый болотистый ОН.
Рэккен - подлый убийца и гад.
Никто не поверит, но Рэккен влюблён.

Годами он чахнет в болотистой зге,
Давно позабыл он родимый свой лес.
Где гордость его и твёрдость где?
Всё кончилось, зверь не видит небес.

Он раньше гулял по твёрдой земле,
И имя было ему было - Фагор.
Он предан был лесу, кустам, траве.
В руке он держал Норда топор.

И в битве с нашествием тинной орды,
Он бился, и яростен был, как герой.
Тогда-то и стал жертвою красоты.
Ундина, пленив, увела за собой.

Леса пировали с победы своей.
Кругом лился эль, грог, вино.
А он мог думать только о ней.
Его так яростно к ней влекло.

Он дышит смрадом. Меняет воздух,
Что чист был под сводом деревьех родных
На взгляд, косновенье, случайный подзыв
Ундины, что любит он за двоих.

В болотах, снедаемый лютым змием
Тоски и горя родных корней,
Он стал чудовищем уродливо-синим.
Изгоем среди существ и людей.

И вот на ветке посредь болот
Сидит, отбросив рассудок прочь.
Топор пропал, появился горб.
В глазах... непонятно любовь или ночь?

Рога, что гордостью были Фагору,
Сломал... Макушку закрыл чепцом,
Чтоб ничьему из лесных взору.
Не показался Рэккен знаком.

В пылу сраженья, с Ундиной он рядом.
И если получит удар она.
Он бьёт в свою грудь ножом... хлещёт ядом
Из ран его жидкость, что кровью была...

Любою ценой стянуть с неё боль.
Он знает кровавый свой ритуал.
И перед смертью, заплатив собой,
Кидает свой нож. Он знает - попал
В того, кто любимой боль причинял...

В глазах давно уж сплошная муть.
Скажите, зачем он Ундине такой?
Поняв это, снова он бьёт себя в грудь,
Последнюю рану её взяв с собой...

Мантикора и Ном


Маги плетут свои заклинанья,
Разряды кучно летят по цели.
Тигра с крылами, незная названья
Волшебники получить захотели.

Гордый воитель, терзая ветер,
Мчится на них, когтями бьёт.
Странный посланник небес и смерти
Магов с собой на тот свет унесёт.

Лапы и челестю бьют без промаха,
Люди падают, рясы в крови.
В этой схватке под солнцем, без отдыха
Правило только одно: "Дави"!

Рога сверкают шипами острыми,
Что это? Лучники там вдали?
Идут стрелки, стрелки с остами.
Идут? Вернее уже пришли.

Стрелы впиваются в шкуру полосками,
Где раньше грудь белела огнём
Теперь лишь кровь запеклась коростами.
Зверя стрелки осилят вдвоём.

Но Мантикора - степная бестия.
Не так уж просто отдаст себя.
Всё выше к солнцу взлетает вензелем,
Воздух терзает от боли ревя.

Солнце жжёт тигровую шкуру,
Глаза сужаются, садятся глубже,
Солнце выжжет её натуру,
Стрелки не знают, зачем это нужно?!

Одна лишь точка на фоне солнца.
Чёрная кроха на жёлтом блюде.
Стрелки не знают, ужель не вернётся?
Где Мантикора? Видете, люди?

Но что-то менялось. Понять трудно.
Точно! Движется точка, растёт,
Бытсро, слаженно, чертовски дружно,
Воздух под складками крылий ревёт.

Ужель Мантикора? Ужели вернулась?!
Нет, этого быть не может!!!
Правда неправдою вдруг обернулась.
О Боги, стреляйте! Стреляйте ж, о Боже!!!

Солнце спалило насквозь шкуру,
Мышцы и жилы - кровью горят.
Жар изменил Мантикоры натуру,
Жар низпроверг её в пропасть и Ад.

Хребет зубцами, клыки блестят,
Когти в плоть готовы впиться.
Стрелки убегают, спастись хотят.
Но поздно Ном уже начал резвится.

В штопор вошёл, крылья сложив,
В небе, оставив кровавый след,
Врезался насмерть в тех, кто бежит.
Мстя им за боль и сгоревший свет.

Мразень


Там на пике гор, где стоит вечный хлад,
Там куда не заходит даже Огр-Турак.
Там в пещёрах, пронизанных тьмой.
Там рождён был Мразень – стрелок снеговой.

Из пещеры выходит и на скалах сидит.
Вниз ему не спустится, а то жар распалит.
Он сосульки метает, тяжку злобу храня.
Он по степи мечтает, мчать сседлавши коня.

Он глаза закрывает, видит красочный лес,
Но пред ним только скалы, только снег до небес.
Он с разгневанным рёвом утопает в мечте
И врагов убивает, так угодно судьбе.

Нет в горах злее твари, чем Мразень во мгле,
Когда он держит глыбу, утопая в мечте,
Когда взгляд отрывая видит ваши глаза,
И кидает сосульку, как велела судьба.

Поединок


Болота. Отравлен весь первый ряд.
Болота. Сегодня мы все умрем.
И нет с поля боя возврата назад,
Глазницы мертвых на нас глядят.
Их сердце не бьется больше огнем.

Взмывает умпи в гордом прыжке
И ргону кричит в лицо: "Ударь!".
Вот дрогнула пика в могучей руке -
Последний удар в смертельной игре
На грязной гнилушке, что кинул химарь.

Нас мало и кровь застилает глаза.
Но мы живем, мы все еще дышим.
Боюсь, что не выдержим до конца,
Лант-Мором клянусь, что тварь ни одна
Не выйдет из топи, где крик наш слышим.

Вот нага убила урга и ахти.
Ргон умер от яда, убив химаря.
Виверну порвала Валькирия в части,
В последней битве познав привкус счастья -
Железный вкус крови и яда огня.

Нас двое стоит среди зыбкой трясины.
Астральный двойник и брат землекоп.
Напротив - чудовище в костной пластине,
С железным панцирем в моха щетине.
И призрак - бессмертный скиталец болот.

Не даром трудились отважные ргоны,
Ведь черепаха почти мертва!
Но умерли наги, голем, сайкроны.
Нам нечем пробить этот панцирь огромный,
Но все же надежда еще жива.

От яда негнущимися руками,
Копает глубокий последний ров.
Со впалыми от натуги глазами,
С кровью запачканными щеками,
Стоящий рядом со мной Землекоп.

А я в двойники черепаху беру
И, глядя в бездну, что станет могилой,
За ргонов и наг погибших отмщу,
Я чувствую воздух в котором лечу
И колья, спрятанные под тиной...

"Еще один фраг! Вот это был бой!
Победа!", - кричит довольный унгар...
Но вдруг возвращается снова в Лаар,
Туда, где наш Землекоп - герой
Не выдержал яда последний удар.

Упал на колени и кровью сплюнул
В болотную муть и водную гладь.
Призрак растаял, исчез и сгинул,
И землекоп лицом упал в тину.
Он выиграл. И может теперь умирать.

Скальный фантом


Там в заснеженных вершинах,
На подошвах гор
Есть угрюмы, словно льдины
Духи скал Лант-Мор.

Их фантомами окрестит
Всяк простой унгар.
И с друзьями чётко, вместе
Нанесёт удар.

Бестелесный дух-скиталец
Вновь идёт на смерть.
Пусть его уже однажды
Отрыгнула твердь.

Ну а в прошлой жизни, что же…?
Был Хранитель Гор.
И болотным тварям в рожи
Он вбивал топор.

После смерти лютой, страшной
Скальный стал фантом.
И нет глаз бы увидавших,
Что твориться в нём.

После скал родных защиты
Стать седым НИЧЕМ.
Принимать участье в битве,
Но не жить совсем.

Бестелесный, несчастливый,
Без былых друзей.
Стал он жуткий, страшно мстивый.
Молит он: "Убей!"

Первоисточник неизвестен
Tags: fantasy, рубрика:картинки, тип:коллекционка
Subscribe

promo nastolki may 29, 2017 18:59 2
Buy for 100 tokens
Это тактическая карточная настольная игра в мире постапокалипсиса. В ней банды рейдеров воюют за последние ценности погибшего мира. Игровой процесс: у каждого игрока есть колода, состоящая из подручных его банды. Каждая банда непохожа на другую как визуально, так и по стилю игры. Игроки…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments